Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Игорь Сергеевич Батенев 28.02.1953 - 06.01.2021

Игорь Сергеевич Батенев в своей жизни был человеком настойчивым, упорным, терпеливым.
А потому достигал успеха и становился первооткрывателем там, где другие опускали руки, мирились с неудачами и торжеством зла.
Много лет Игорь Сергеевич потратил на то, чтобы добиться возможности установить в Новосибирске мемориальную доску своему соратнику по Народно-трудовому союзу российских солидаристов, известному драматургу и барду Александру Галичу.
Препятствия казались непреодолимыми: тут и антисемитизм руководства СО РАН, и сталинизм членов комиссии по топонимике при мэрии, и косность чиновников. Неоднократно Игорь Сергеевич собирал подписи под коллективными обращениями к властям, многих приглашал в качестве экспертов на заседания комиссии по топонимике (однажды и я там был, это ещё тот парк Юрского периода!), донимал мэра запросами. Везёт тем, кто добивается, стремится и не сдаётся. В один из визитов Путина в Париж его сводили на кладбище Сент-Женевьев де Буа, где подполковник КГБ возложил цветы на могилы эмигрантов из России, в том числе и на могилу Александра Галича. Этот лицемерный жест, показанный по телевидению, был воспринят как руководящее указание мэром Городецким: он отправил в мусорную корзину мнение сталинистов из собственной комиссии по топонимике и согласовал установку мемориальной доски на здании, где в 60-е годы располагался клуб "Под интегралом" и где выступал Александр Галич.
На моей памяти это первый и пока единственный случай увековечивания памяти видного участника сопротивления коммунистическому режиму в городе Новосибирске. Предпринимаемые с 2013 года попытки закрепить в названии городского объекта память о нашем земляке и самом известном советском политзаключенным 70-80-х годов Анатолии Тихоновиче Марченко до сих пор не дали никакого результата.
Можно сказать, что с Марченко не получается, потому что Путин его добрым словом не вспомнил, можно - потому что мэром теперь выбрали коммуниста, но скорее, потому что нет у этого дела такого энтузиаста как Батенев.

Менее известно другое достижение Игоря Сергеевича - первое зафиксированное судом нарушение выборных процедур и устранение их последствий. Это нарушение совершила не "Единая Россия", фальсификацию устроили те, кого тогда называли "демократами первой волны", в рамках символа демократических перемен начала 1990-х годов - движения "Демократическая Россия".
Стремление к монетизации политического процесса у "демократической молодёжи" обнаружилось во время выборов в областной совет 1994 года. Желание не только добиться успеха на выборах, но и разбогатеть по ходу дела вело к расколу движения "Демократическая Россия", что подробно описано О.В.Лесневской в 11-й главе её книги "Прощай, ХХ век!"
И.В. Лихоманов сочно живописал первый успех монетизации политического процесса в ходе думской кампании 1995 года в "Регионе 54", к которому (успеху) сам имел отношение.
Тогда, проведя в Госдуму Аркадия Янковского от Заельцовского округа Новосибирска, победители совместили один из праздничных банкетов с наспех, а потому с игнорированием процедур выдвижения кандидатов, собранной конференцией Новосибирской областной организации движения "Демократическая Россия". Коли получили думский мандат, коли неплохо заработали в ходе кампании, почему бы не прихватить с собой раскрученный бренд, чтобы деньги под этот, пока окончательно не вышедший из моды бренд,и дальше сами в руки текли? Недостающих делегатов назначили из полевых работников избирательного штаба Янковского. Головокружение от успехов толкало на скользкую воровскую стезю.
Некоторые "делегаты" задавали неуместный вопрос: "А где председатель Демроссии? Где Мананников?" На что получали остроумный ответ: "Какой Мананников? Тот, что на зоне отсиживался, пока мы в партии и в комсомоле боролись с тоталитарным режимом?" Фальсифицированная конференция "победителей" избрала новый состав совета и нового председателя областной ДемРоссии Якова Савченко.
Член совета новосибирской "ДемРоссии" Игорь Сергеевич Батенев не подрабатывал в избирательной кампании Янковского, а потому лишь спустя пару месяцев поинтересовался, почему его давно не приглашают на заседания совета, ранее собиравшиеся каждые две недели, а то и чаще.
И был крайне изумлен, узнав, что он уже не член совета, и председатель не Мананников, а Савченко. Тот самый комсомолец Савченко, который в апреле 1989 года как глава студенческого клуба в поддержку перестройки проводил пикет у станции метро Студенческая. Игорь Сергеевич услышал о пикете по радио, взял российский триколор и бело-зеленый сибирский флаг из реквизита Демократического Союза, пришёл к месту проведения пикета, но был послан оттуда подальше организатором пикета Савченко, обещавшим сдать провокатора в милицию, если Игорь Сергеевич не свернёт немедленно свои антисоветские тряпки.

Игорь Сергеевич Батенев подробно изучил действовавший тогда закон об общественных организациях, уставные документы федеральной и новосибирской организации движения "Демократическая Россия" и подал в Центральный районный суд города исковое заявление о восстановлении его нарушенных законных прав. Я долго ворчал позже по этому поводу, поскольку суд решил вызвать двух ответчиков, меня и Савченко, и мне пришлось прилетать на заседания из Москвы. Я не могу указать точных дат судебных заседаний и дату вынесения решения суда - это первая половина 1997 года - мои архивы изъяты путинскими "органами" в ходе многочисленных обысков 2006-2010 г.г. и до сих пор не возвращены. Начиная с решения совета о созыве конференции, все документы оказались сфальсифицированы молодыми энтузиастами радикальной монетизации своей политической активности. Неудивительно, что после рассмотрения таких документов, допроса свидетелей, включая депутата государственной думы Янковского, спустя год, суд пришел к выводу о том, что права члена новосибирской организации движения "Демократическая Россия" Батенева были нарушены проведением незаконной конференции, разжаловал недавнего комсомольца Савченко из председателей и вернул председательские атрибуты Мананникову .
Благодаря настойчивости Игоря Сергеевича Батенева жулики и проходимцы, пусть не в судебном решении, но по очевидным выводам из него, были названы жуликами и проходимцами, а с репутации первой и единственной массовой антикоммунистической организации Новосибирска и области, известной сбором сорока тысяч подписей под требованиями созыва Учредительного собрания и введения прямой выборности губернаторов, прославленной своей позицией по апрельскому референдуму 1993 года и отношением к ельцинскому Указу #1400, было смыто грязное пятно фальсификаций ради ускоренного обогащения отдельно взятых "демократов".
Яков Савченко удачно продолжил процесс монетизации своих общественных навыков. Красный диплом медицинского института был спрятан в долгий ящик, а Яков пару последних десятилетий посвятил политтехнологическому обслуживанию администрации Новосибирской области. Демократическое оформление чекистской диктатуры хорошо оплачивалось и, полагаю, до сих пор оплачивается из "чёрной кассы" обладминистрации. Называть политтехнологов, впаривающих электорату сомнительных кандидатов от власти, мошенниками не принято, но как их иначе называть? Первое мошенничество будущего организатора избирательных кампаний номенклатуры вывел на чистую воду Игорь Сергеевич Батенев.
Соучастник аферы с переворотом в "ДемРоссии" Аркадий Янковский не менее удачно монетизировал свое бесславное депутатское прошлое, построив, как принято у депутатов государственной думы, запасной аэродром в Нью-Йорке, куда перебазировал потомство. Не обошлась биография без курьёзов. В 1999 году, надеясь избраться в депутаты второй раз, Аркадий из всех рекламных листовок заявлял, что он единственный депутат, отказавшийся от приватизации служебной квартиры (в случае повторного избрания была гарантия переезда из неприватизированной стандартной трёшки в новый шикарный депутатский дом, построенный по новорусским стандартам на Мосфильмовской улице среди зелени парков и особняков иностранных посольств), но набрав лишь два процента на выборах, ещё 15 лет держал оборону, не возвращая служебную квартиру государству. Приходилось Аркадию и выступать запевалой в хоре ФСБ.
Судя по выступлениям господина Янковского в социальных сетях, на почве неумеренного тщеславия он сошёл с ума. "Самиздатчик и пассионарий","политик романтического плана","неистовый активист и трудоголик" и т.п. безудержное бахвальство. Нормального человека коробит, если такими эпитетами его заслуженно награждают во время юбилейного застолья. Но господин Янковский эту пафосную терминологию безосновательно использует для характеристики самого себя. Диагноз пусть ставят специалисты.

В последние годы Игорь Сергеевич Батенев много времени проводил на единственном принадлежавшем ему объекте частной собственности - даче. Каждый год упорно и настойчиво обновлял и совершенствовал игровые и спортивные площадки для соседских детей и молодежи. Для своей семьи построил баню, куда регулярно приглашал друзей. Пока был здоров, Игорь Сергеевич не пропускал ни одного антипутинского пикета, ни одной акции солидарности с Украиной и Грузией. "Это для меня как баня, - говорил он, - гигиеническая процедура не для тела, а для души. Постоишь часок с плакатом и вроде станешь чище, отмоешься от вездесущей чекистской подлости".
В отличие от своих оппонентов четвертьвековой давности Игорь Сергеевич Батенев не пиарил за деньги партию "Единая Россия" и не провозглашал себя пассионарием. Он ничего не монетизировал, но сохранил в Новосибирске память об Александре Галиче и очистил историю местной "Демократической России" от налипшей грязи.
Вечная память Игорю Сергеевичу Батеневу.

Ничего не напоминает?

Оригинал взят у eska в Трудящиеся Эстонии приветствуют вхождение республики в СССР (17 фотографий)
surmarong_1
Делегация эстонской Государственной Думы возвращается из Москвы с радостной вестью о принятии республики в  СССР, август 1940
Collapse )

Десять вопросов в спину революции от Ю.Нестеренко

1. Готовы ли вы провести настоящее расследование преступлений предыдущих антидемократических режимов и полномасштабную люстрацию их функционеров, в первую очередь - работников репрессивных органов (начиная с советского КГБ), а не ограничиться символическим наказанием пары-тройки наиболее одиозных фигур? Вполне вероятно, что на этот вопрос еще довольно многие ответят "да". Но дальше будет интереснее.
2. Готовы ли вы полностью отменить ст. 282 УК и все прочее "антиэкстремистское" законодательство?
3. Готовы ли вы признать территориальную целостность Грузии, денонсировать признание "независимости" ее оккупированных территорий - Абхазии и Самачабло (Южной Осетии), вывести оттуда все российские войска и иные силовые подразделения и прекратить любую деятельность, направленную на отторжение от Грузии этих территорий?
4. Готовы ли вы полностью отказаться от призывного метода комплектования армии, и не в неопределенном будущем, а в краткосрочной, максимум - среднесрочной перспективе?
5. Считаете ли вы, что территориальная целостность России самоценна и что попытки любой территории (не связанные с иностранной интервенцией и не сопровождающиеся насилием со стороны сепаратистов) выйти из ее состава должны пресекаться? Считаете ли вы недопустимым возврат территорий, захваченных СССР в результате Второй мировой войны?
6. Считаете ли вы США и НАТО противниками? Считаете ли вы, что создание европейской и американской ПРО, расширение НАТО - это враждебные России действия, которым надлежит противостоять?
7. Считаете ли вы, что по отношению к бывшим советским республикам Россия может позволить себе больше, чем по отношению к любым другим суверенным государствам? Считаете ли вы желательным присоединение к России любой из этих республик или ее части?
8. Считаете ли вы, что Россия должна быть империей, в той или иной форме?
9. Испытываете ли вы ностальгию по СССР?
10. Считаете ли вы Сталина преступником, как минимум, сопоставимым с Гитлером? (Показательны оба варианта отрицательного ответа на этот вопрос: и "Сталин - не преступник", и "Сталин - преступник, но Гитлер - нет"; впрочем, вторых, конечно, будет намного меньше.)

Иррациональное

К Борису Николаевичу я относился с предубеждением.
С тех пор как услышал рассказы о том, как бывший первый секретарь Свердловского обкома КПСС районную поликлинику на трамвае посещает.
Но не потому что это было очевидной саморекламной акцией.
Трудно мне было отнестись к Ельцину как к демократу и радетелю прав человека по другой причине.
Кстати, на одном из собраний "ДемРоссии" в 1993 году о. Глеб Якунин отчитывал меня за недостаточную личную преданность российскому президенту.
Я тогда ответил о. Глебу, что никаких обязательств, тем более, гарантий личной преданности, бывшим руководящим работникам КПСС я не давал. В отличие от своих избирателей, которым считал себя обязанным.
Предубеждение к Борису Николаевичу объяснялось его долгой службой в Свердловском обкоме.
А я в городе Свердловске был только один раз.
В пересыльной тюрьме. Две недели в ноябре 1983 года.
Но эти две недели запомнились не только оглушительным радиовещанием с трансляцией празднования 7 ноября и похорон товарища Рашидова.
Сначала была общая хата мест на двадцать. А нас там было больше сотни. В такой свалке избежать педикулеза было невозможно. Вши были всюду.
После протестов хату расселили.
И оказался я в камере посвободней, но с другой фауной - в ней кишели клопы. Местные умельцы под похоронные марши в память товарища Рашидова раздавленными трупами этих насекомых воспроизвели на стене самый популярный лозунг той эпохи "Слава КПСС".
Поэтому Свердловск у меня навсегда ассоциируется с антисанитарией тамошней тюрьмы.
А тюрьма с первым секретарем Свердловского обкома.
И первым президентом России.

С днем рождения, Михаил Сергеевич!

Будьте здоровы, полны сил и энергии!
Долгих Вам лет жизни!

Все психически здоровые люди на этой планете благодарны ему за окончание холодной и предотвращение ядерной войны между сверхдержавами прошлого века.
Все нормальные жители бывшего Советского Союза - за возможность (хоть  и на исторически короткий миг) воспользоваться дарованной им свободой. Некоторым обломкам СССР эту свободу удалось сберечь (страны Балтии, Грузия), некоторые променяли её на чечевичную похлебку сырьевых диктатур (Туркмения, Казахстан, Россия). Но шанс Горбачев давал всем. 
Я лично благодарен ему за то, что большая часть моей сознательной жизни прошла не за колючей проволокой советского ГУЛага. Вряд ли на это можно было надеяться при андроповых и им подобных...

Выступление на Круглом столе в Сибирской академии госслужбы

Думаю, мало кто будет оспаривать тезис о том, что события 1989-1991 годов в России, нужно характеризовать как социальную революцию. У этой революции есть очевидный результат – крушение коммунизма и распад СССР, соответственно, с точностью до конкретной даты в календаре можно сказать, когда же революция завершилась*


Началась же она, по-моему, как раз 20 лет назад первыми в истории СССР альтернативными выборами.

Сейчас пытаются проводить сравнения нынешнего времени с периодом перестройки, задаваясь вопросом, возможно ли повторение процесса «демократизации» в современной России?

Я на этот вопрос отвечаю отрицательно.

Революция 1989-91 г.г. началась не на пустом месте.

Она готовилась. Архитекторами и прорабами перестройки. Людьми благонамеренными и благодушными. Благодушие их вызвано состоянием социологической науки того времени. Они искренне верили в такие, что выяснилось некоторое время спустя, бессодержательные пропагандистские муляжи как «полная и окончательная победа социализма в СССР», «новая историческая общность советский народ», «советский народ – самый читающий и образованный в мире» и т.п.

В этих характеристиках – благодушие и благонамеренность – их, прорабов перестройки, принципиальное отличие от нынешних властей предержащих. И отсюда – принципиальная невозможность «ослабления гаек» сверху нынешними.

Архитекторы перестройки сами сделали всё возможное для подготовки страны к революции.

Провели антиалкогольную кампанию и заставили существенную часть населения посмотреть на жизнь трезвым взглядом. Разрешили публикацию «антисоветских произведений» и критику самого святого – номенклатурных работников и партии в целом.

Освободили политзаключенных. Вы знаете, как весной 1988 года в Эстонии встречали приехавшего в лагерной робе из Потьмы Марта Никлуса? Его всем городом пронесли на руках от вокзала до дома.

Прекратили глушения западных радиостанций

Отменили крепостное право. Я имею в виду ст.209 УК РСФСР «Тунеядство». В июне 1988 я забрал трудовую книжку из государственной конторы и больше не обязан был где-либо числиться трудоустроенным. У многих появилось свободное время для «антисоветской» деятельности.

Законы о кооперации и индивидуальной трудовой деятельности обеспечили финансирование революции. Уже не надо было ждать, когда Запад нам поможет, мы могли сами заработать на помощь революции.

Наконец, сам закон о выборах. Впервые допускавший альтернативность кандидатов. Несмотря на существование квот для «общественных организаций» и «окружных предвыборных совещаний», куда более демократичный, чем всё теперешнее избирательное законодательство чекистов.

И вот выборы. Все новосибирское городское начальство осталось за бортом. Предисполкома Индинок уступил директору одного из заводов. Первый секретарь горкома Маслов – военному. Первый секретарь обкома Казарезов едва обошел соперника в самом дальнем сельском округе. Председатель СОАН Коптюг в огромном национально-территориальном округе, включавшем в себя Новосибирскую и Томскую область, проиграл летчику Демакову. Не потому, что ученый, а потому, что в биографии написали «депутат Верховного Совета СССР»

Дальше события накатывали и наслаивались одно на другое как снежный ком. Вот всего лишь события моей почти личной жизни.

Через две недели после выборов, 9 апреля, первые десять экземпляров «Пресс-бюллетеня» Сибирского информационного агентства» нашли своих читателей в Нарымском сквере.

Ещё через две недели, 23 апреля, меня с листочками третьего номера «Пресс-бюллетеня» и книгой Анатолия Марченко «Живи как все» задержали в том же сквере и дали 10 суток административного ареста. Суд приговорил книгу Марченко и «ПБ» к сожжению как печатные материалы, запрещенные к обращению на территории СССР. Радио «Свобода» тогда две недели отплясывало на костях Железнодорожного районного суда. В результате областной суд отменил ритуальное сожжение антисоветской литературы.

В конце мая вся страна сидела у ТВ, таксисты слушали не кассеты с блатным шансоном, а трансляции Съезда народных депутатов СССР. 7 июня рейсовый самолет «Аэрофлота» доставил в Новосибирск первый массовый тираж «ПБ» – 5 тысяч экземпляров, отпечатанный, кстати, в типографии МВД Литовской ССР.

30 июня новосибирская милиция арестовала 10-тысячный тираж очередного номера «ПБ» прямо в аэропорту. После массовой головдовки на пл. Ленина с её последующим разгоном ОМОНом «ПБ» стал самым популярным изданием в регионе.

Дальше – забастовки шахтеров в Кузбассе…

Под конец 1989 года Максим Клименко, один из издателей «ПБ», разлив по стаканам коньяк, сказал: «Давайте проводим самый счастливый год в нашей жизни!» Теперь очевидно, что в жизни моего поколения этот год, год начала революции, был самым счастливым.

Пусть тем надеждам, которые нас тогда переполняли, не суждено было сбыться в России, я не тороплюсь вслед за некоторыми либеральными публицистами характеризовать упущенные возможности термином «просрали».

Всё-таки два главных результата революции 1989-91 г.г. не удастся отменить ни Путину, ни ФСБ, никакой другой подлой силе. Никому не удастся восстановить коммунизм, никому не удастся восстановить СССР.

Хочу подчеркнуть, что в отличие от «национального лидера», я не только не рассматриваю распад СССР как «крупнейшую геополитическую катастрофу ХХ века» (более крупную чем две мировые войны?), а совсем наоборот, считаю этот распад важнейшим положительным итогом нашей революции.

Даже если бы от превратившейся в чекистский осколок «империи зла» (России) удалось отколоть не 14 бывших союзных республик, а одну, скажем, крошечную Эстонию, я бы и это считал успехом освободительного движения.

Успехом борьбы за вашу и нашу свободу, о которой теперь почти забыли. От «империи зла» навсегда отделились не только советская Прибалтика, но и Украина, и Грузия.

Нам есть с кого брать пример, есть к чему стремиться.

Только надеяться на повторение демократизации сверху не надо. В отличие от благодушных старцев из политбюро пацаны из КГБ беспощадны как природа. Дедушка Мичурин на школьных плакатах моего детства советовал не ждать от природы милостей: «взять их у неё – наша задача».