Алексей Мананников (manifest56) wrote,
Алексей Мананников
manifest56

Гайдар

С будущим премьером я познакомился в конце октября 1991. Первым этапом утверждения в должности было собеседование в Комитете по вопросам экономической реформы и собственности Верховного Совета РФ. 
Кандидатура сотрудника журнала "Коммунист" и экономического обозревателя газеты "Правда" была одобрена единогласно.
Других претендентов не было. На человека, решившегося взять на себя ответственность, глядели с изумлением. Кстати, меньше, чем через полгода половина проголосовавших "за" стали убежденными и последовательными критиками Е.Т.
В Москве не было ничего.
Я тогда покупал продукты в недавно открывшемся валютном гастрономе на Новом Арбате. Что делали те, у кого валюты не было, не представляю. Для депутатов были сосиски, бутерброды и пирожные в Белом доме,  для остальных - абсолютно пустые прилавки.
Выбора не было. И не у Гайдара, а у всей страны. Шоковая терапия стала неизбежной.
Дискуссии о других путях имеют смысл применительно к методам приватизации, но никак не к освобождению цен и торговли.
Не все помнят, что утверждение Е.Т. в должности на Съезде народных депутатов прошло одновременно с первой антидемократической мерой в посткоммунистической России - 22 ноября 1991 года был введен годичный мораторий на все выборы и референдумы.
Более поздний выдвиженец Ельцина, Путин В.В., ввел такой "мораторий" навсегда уже без ссылок на необходимость жестких экономических реформ и даже без объявления об этом.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments